Главная arrow Главная arrow Интервью. Олаф Колциг. 2006г.  
13.12.2009 г.
Главная
Новости клуба
Форум
Фотогалерея
Архив файлов
Полезные ссылки
Обратная связь
Ча.Во. (FAQ)
Сейчас на сайте находятся:
1 гость

182 зарегистрировано
0 сегодня
0 за неделю
1 за месяц
Последние: varotchik
Интервью. Олаф Колциг. 2006г. Печать E-mail

Он родился в Южной Африке, вырос в Канаде, стал звездой НХЛ в США, а выступает за сборную Германии. 35-летний габаритный (рост 191 см, вес 102 кг) голкипер Олаф Кольциг по-прежнему остается одной их самых заметных фигур во вратарском цехе Национальной Хоккейной Лиги. В своем интервью он рассказывает об участии в одной из самых запоминающихся игр в истории Лиги, об отношении к обвинениям в адрес Рика Токкета и о том, почему Александр Овечкин имеет все шансы стать лучшим игроком в истории хоккея.

Тебя задрафтовали в 1989 году, но до 1995-го ты не мог одержать своей первой победы, хотя провел 14 матчей и восемь из них начинал в стартовом составе. Что так долго?
(смеется) Да уж, долго пришлось мне ждать. Самая большой проблемой для меня была психологическая сторона игры. Мне не хватало уверенности: я мог пропустить нелепый гол, и это сразу выбивало меня из колеи. Я начинал копаться в себе, и от этого делалось только хуже. Понадобилось несколько лет, чтобы я смог укрепить свою психику и приспособиться к напряжению игр в НХЛ.

А свою первую победу в НХЛ помнишь?
Да, мы обыграли «Айлендерс» на их старой арене со счетом 5:2. Я пропустил два гола, но все равно испытал большое облегчение. Потом я осознал, что к победам привыкаешь быстрее, чем к поражениям.

Да, это хорошие воспоминания, но что ты можешь сказать о той невероятной игре плей-офф 1996 гола против «Питтсбурга», в которой пришлось играть четыре овертайма?
Безумный матч! Помню, что во втором овертайме наш Джо Жюно получил право на буллит против Кена Реггета, который заменил травмированного Тома Баррассо. У Джо отличный броско и мы все тогда считали, что матч сейчас закончится, но с ним что-то случилось, и он отправил шайбу прямо в грудь вратарю. Это была очень странная игра. Марио Лемье с кем-то что-то не поделил в самом начале матча и был удален до конца игры. В перерывах между овертаймами мы ели пиццу, чтобы хоть как-то поддерживать силы. Я, наверное, только потея, потерял четыре килограмма веса, мне казалось, что мои щитки весят целую тонну. То сих пор не могу понять, как я пропустил решающий гол. (Петр Недвед тогда забросил шайбу за 45 секунд до конца четвертого овертайма).

В этом году тебе удалось поучаствовать еще в одной эпической битве: 15-раундовое противостояние в серии буллитов между «Вашингтоном» и «Нью-Йорк Рейнджерс».
Да, это было невероятно. Я никогда не был на матче плей-офф в «Мэдисон Сквер Гарден», но думаю обстановка была очень похожа. Болельщики провели на ногах почти весь матч, заряжая хоккеистов своей энергией. Я даже не знал, что буллиты затянулись на 15 раундов, пока мне кто-то об этом не сказал после матча.

А был еще тот самый гол Марека Малика, который еще много лет будут крутить в рекламных роликах.
Спасибо, что напомнили. То, что он сделал, было просто безумием. В тот момент я мог сказать только одно: «Вы шутите? ЧТО Марек Малик только что сделал?». Таким финтом он мог бы пробить любого вратаря. Никто не ожидал, что он сделать нечто подобное, да еще в такой момент.

Ты очень любишь побеждать. Как часто ты вспоминаешь сезон 1998 года, когда ты был одним из лидеров «Вашингтона», который пробился в финал Кубка Стэнли?
Это был особенный сезон. Все началось в Торонто: я был записан запасным вратарем в протокол, но травму получил Билл Рэнфорд и занял его место в воротах. С этого момента для меня все стало складываться удачно: команда играла хорошо, и меня выбрали на матч "Всех звезд". Конечно, нельзя забыть мои первые Олимпийские игры в составе сборной Германии, но конечно самая запоминающаяся часть сезона – плей-офф. Это было незабываемо. Мы все были как одна семья, даже во время сухого проигрыша «Детройту» мы все равно оставались вместе. По правде говоря, мы были не уверены, что можем одолеть «Ред Уингз», но эта серия не была похожа на разгром. Первые три матча мы проиграли с разницей в одну шайбу, и если бы нам чуть-чуть повезло, то все могло сложиться по-другому. Даже, несмотря на то, что мы не выиграли Кубок, это все равно был лучший год в моей карьере.


С тех пор «Вашингтон» никогда не достигал такого успеха, даже, несмотря на привлечение таких высокооплачиваемых игроков как Яромир Ягр. Почему Ягр так и не сумел заиграть в «Кэпиталз»?
Не знаю, что произошло. Думаю, что сама игра изменилась со времен его пребывания в «Питтсбурге». Команды стали очень внимательно играть против Яромира, нападающие всегда возвращались назад, тренеры специально планировали игру против него. Ягр слишком много требовал от себя. Он очень эмоциональный парень, и это сработало против него.

Огладываясь назад и осознавая, что эксперимент по привлечению Ягра провалился, есть у тебя какое-то чувство обиды в отношении него?
Мы были партнерами по команде. Мы оба очень эмоциональные, но я всегда был лидером по духу. Я не хочу сказать, что Ягр вносил какой-то раздор в нашу раздевалку, но то, что командная «химия» была не на должном уровне – это факт. В этом году, он сказал, что скорее закончил бы с хоккеем, нежели остался играть за «Вашингтон». Не очень приятно это слышать сейчас, когда у него вновь все получается в составе «Рейнджерс». Мне кажется, что он не до конца понимает, как важно было отдавать себя всего команде. Из-за того, что мы плохо играли, нам пришлось расстаться с несколькими хорошими игроками, и это было не очень приятно.

Но теперь у вас в составе есть игрок, который имеет все шансы превзойти Ягра – это Александр Овечкин. Почему он так хорош, да еще в таком юном возрасте?
Такие игроки попадаются редко: у него отличный бросок, он хорошо работает с шайбой и у него великолепные руки. Настоящий кошмар для любого вратаря. Его потенциал неорганичен. К тому же он жестче, чем многие думают. Я видел, как он применяет силовые приемы даже когда контролирует шайбу. В этом отношении он очень хорош. Большинство европейских игроков очень тяжело осваивается поначалу, но он требует, чтобы его селили в номер с канадцами, чтобы он быстрее мог изучить язык и культуру.

А ты? С кем ты обычно селишься?
С Джеффом Хэлперном по прозвищу «Козявка». Выводы о происхождении этого прозвища, я предоставлю возможность делать вам самим (смеется).

Как ветеран команды стараешься ли ты помогать молодым игрокам, таким как Овечкин, чувствовать себя уверенно в компании более возрастных партнеров по команде?
Алексу это не требуется, он никого не стесняется. Помню, как мы компанией около 10 игроков пошли на ужин в Баффало. После окончания ужина мы уже собирались разделить счет, как Алекс сказал: «Давайте сыграем в «кредитные карточки»!». Игра заключается в том, что все кладут свои кредитные карточки в шляпу и тот, чья карточка вытаскивается последней, оплачивает весь счет. Сумма была приличная, и последней карточкой оказалась кредитка Овечкина. Видели бы вы его лицо! Он выглядел так, как будто кто-то застрелил его собаку. Алекс не мог поверить, что это была его идея с карточками, и он проиграл (смеется). Он ненавидит проигрывать, даже в таких житейских ситуациях. А мы с ребятами стараемся напоминать ему о ней при каждом удобном случае.

В прошлом месяце ты подписал новый двухлетний контракт с «Кэпиталз», хотя вполне мог стать свободным агентом. Почему ты решил остаться в Вашингтоне?
В начале этого сезона я решил посмотреть, как будут складываться дела, а потом уже принимать решение. За это время мы стали настоящей командой. Возможно, по турнирной таблице этого не заметно, но у нас замечательная «химия» в коллективе. Мне нравится в «Кэпиталз» и мне нравится путь, которым движется эта команда. Можно было конечно отправиться в клуб, который предложил бы больше денег, но я решил не делать резких движений. У «Вашингтона» есть место для маневра под «потолком зарплат» и есть молодая суперзвезда в лице Овечкина, поэтому, взвесив все аргументы, я решил остаться.

Ты основатель «Фонда Карсона Кольцига», названного в честь твоего сына, и ты активно поддерживаешь движение «Спортсмены против аутизма». Что ты хочешь донести до людей об аутизме?
Ничего я не хочу донести. Я просто хочу, чтобы люди знали об этом. Один из 16 детей в мире страдает той или иной формой аутизма. Я просто надеюсь, что мы сможем поддерживать исследования направленные на то, чтобы помочь этим детям и их семьям. Люди не слишком много знают об этой болезни, в основном всем на ум приходит фильм «Человек дождя» (с Томом Крузом и Джастином Хоффманом).

В прошлом году ты вместе со своим партнером по юниорской команде Стю Барнсом купили команду своей молодости «Трай-Сити Американс», тем самым оставив команду в Кенневике, штат Вашингтон. Для чего это тебе?
Мы хотели быть уверены, что команда не переедет. Мы знаем, насколько «Американс» важны для местных жителей. К тому же, когда-нибудь моя карьера игрока подойдет к концу, а мне хотелось бы каким-то образом остаться в хоккее, но не в качестве тренера или генерального менеджера. Так что владение командой для меня очень неплохая возможность посмотреть на хоккей с другой стороны.

Совсем недавно закончились уже третьи для тебя Олимпийские игры в составе сборной Германии, на которой, как все ожидали, что золото снова возьмут канадцы. Ты был шокирован их выступлением?
Не особенно. Мне кажется, что многие люди просто недооценивают остальные сборные. Такова сейчас ситуация в современном хоккее: разница между игроками НХЛ и выступающими в Европе постепенно уменьшается, а уровень шести ведущих сборных выравнивается. Я вырос в Канаде, поэтому я болел за них, но я также очень уважаю таких людей как Матс Сундин, Ник Лидстрем и всех остальных парней из шведской сборной.

Прямо перед Олимпиадой разразился скандал по поводу Рика Токкета и его подпольного тотализатора. Какова была твоя реакция?
Щекотливая для меня тема, поскольку я неплохо знаю Рика. В любом виде спорта, не только в хоккее, за игроками водятся грешки. Кто-то любит делать ставки: на футбол, на баскетбол. Но хоккеисты не ставят на хоккей – это точно. Единственная, но очень большая проблема – это то, что в это дело была втянута организованная преступность. Я надеюсь, что все сложится хорошо, потому что Рик – отличный парень, и очень жаль, что это произошло именно с ним.

После того как все это случилось, кто-то говорил с игроками, призывая их быть осторожными?
Да, конечно, как обычно. У нас молодая команда, но никто не участвует в азартных играх. Мы играем в карты в самолете, но ставки там символические, так что наша команда в этом плане абсолютно чиста.
  Нет комментариев.

Обсудить на форуме. (0 сообщений)
« Пред.   След. »
Обои для рабочего стола - "Вратари NHL"