Главная arrow Главная arrow Знак четырех  
13.12.2009 г.
Главная
Новости клуба
Форум
Фотогалерея
Архив файлов
Полезные ссылки
Обратная связь
Ча.Во. (FAQ)
Сейчас на сайте находятся:
1 гость

182 зарегистрировано
0 сегодня
0 за неделю
1 за месяц
Последние: varotchik
Знак четырех Печать E-mail

"Играющий тренер, играющий менеджер или вратарь не могут являться ни капитанами команд, ни помощниками капитанов"

(п. 14d. официального свода правил НХЛ)
Доподлинно неизвестно, когда это правило вступило в силу, но совершенно точно, что в истории НХЛ было четыре вратаря, которые носили на своей груди литеру "С". Человек, который помимо постоянного вратарского напряжения взваливает на себя повышенную ответственность за результат в качестве капитана, не может быть простым человеком. И как показывает история, каждый из них был уникальным голкипером, вошедшим в историю не только тем, что носил на своей форме капитанский знак отличия. Знак, которого удостоились только единицы из тысяч вратарей, собственно Знак четырех.

Джон Росс Роуч, капитан клуба "Торонто Сент-Патрикс" (1924-25)

Джон Росс Роуч по прозвищу "Маленький Наполеон" был одним из самых миниатюрных вратарей в истории НХЛ. Рост хоккеиста составлял всего лишь 165 сантиметров, но, тем не менее, его обладатель оставил заметный след в истории Лиги. В начале двадцатых годов прошлого века он выступал за различные любительские команды Торонто, и современники характеризовали его как очень нервного голкипера, который не успокаивался ни на секунду, даже когда шайбы поблизости не было. В сезоне 1921-22 Роуч подписал свой первый профессиональный контракт с клубом "Торонто Сент-Патрикс". Новичок старался изо всех сил проявить себя и в конце сезона имел приблизительно одинаковое соотношение побед и поражений, пропуская при этом 4 гола в среднем за игру. Настоящее признание пришло к нему во время плей-офф, когда в финале он помог своей команде превзойти "Ванкувер Миллионерс" и завоевать Кубок Стэнли. Этот сезон положил начало его довольно продолжительной по тем временам 14-летней карьере в Национальной хоккейной лиге. Причем в большинстве этих сезонов Роуч являлся лидером среди всех вратарей по количеству проведенных матчей.

Семь лет Джон выступал за команды из Торонто: сначала "Сент-Патрикс", а потом и "Мейпл Лифз" пока его не обменяли в "Нью-Йорк Рейнджерс". Первый сезон на Бродвее выдался одним из самых лучших в карьере Роуча: 13 матчей из 44 он отыграл на ноль, уступив по этому показателю только Джорджу Хейнсворту, о котором речь пойдет дальше. Кстати, планку в 13 "шатаутов" за сезон в последующие 75 лет вратари смогли преодолеть только пять раз.

Дела Роуча в "Рейнджерс" шли как нельзя лучше - он безоговорочно являлся первым номером команды, с которой несколько раз выходил в финал Кубка Стэнли. В 1930 году он стал участником одного из самых примечательных событий в истории розыгрышей Кубка Стэнли - первая игра финала между "Нью-Йорком" и "Монреалем" оказалась одной из самых продолжительных в истории. Только в конце четвертого овертайма Роуч пропустил решающую шайбу после броска Гаса Риверса.

Однако благополучное существование Джона в "Нью-Йорке" подошло к концу после финала Кубка Стэнли 1932 года, в котором Роучу противостояла его бывшая команда "Торонто Мейпл Лифз". В каждом из трех своих матчей миниатюрный голкипер пропустил по шесть шайб, фактически подарив Кубок своим бывшим партнерам. Разозленное руководство "Рейнджерс" незамедлительно продало его в "Детройт".

В Городе Моторов Джон вновь продемонстрировал свое умение быстро приживаться на новом месте: в первый сезон он чуть было не выиграл трофей Джорджа Везины (приз лучшему вратарю) и был выбран в первую символическую сборную по итогам сезона 1932-33. Но вслед за этим в его карьера начался резкий спад: игровое время голкипера стало медленно, но верно снижаться и, в конце концов, тренерским штабом было принято решение отправить Роуча в одну из второстепенных Лиг. Проведя там несколько матчей, Роуч принял решение завершить карьеру.

Джордж Хейнсворт, капитан клуба "Монреаль Канадиенс" (1932-33)

Джордж Хейнсворт был одним из лучших вратарей НХЛ на рубеже 20-30-х годов прошлого столетия. Манера его игры была абсолютно противоположна стилю Роуча: казалось, что отражение бросков соперника дается ему очень легко. Спокойствие и расслабленность, с которыми он действовал во время игры, повергала противников в ярость. Лучшую характеристику своей манере игры дал сам Джордж: "Мне очень жаль, но я не умею устраивать шоу во время игры, как это делают. Я не могу играть зрелищно, просто потому что никогда не умел этого делать. Я не могу орать на защитников, не умею нырять за простыми бросками, делая вид, что они были очень трудными. Похоже, все, что я умею делать, это отбивать шайбы".

Большую часть своей вратарской карьеры он провел в различных низших лигах и дебютировал в НХЛ, когда ему было уже за 30, подписав контракт с клубом "Монреаль Канадиенс". Дебют Хейнсворта пришелся на сезон 1926-27, по итогам которого впервые был вручен индивидуальный приз лучшему голкиперу, учрежденный в память о Джордже Везине. В итоге приз-дебютант достался вратарю-дебютанту, который провел свой первый сезон выше всяких похвал. Но лучший год в карьере Джорджа был еще впереди: в сезоне 1928-29 в 44 играх он пропустил всего лишь 43 гола, ровно половину всех своих матчей сохраняя ворота в неприкосновенности. Естественно, что кандидатура на звание лучшего вратаря сезона в НХЛ ни у кого не вызывала сомнений. Таким образом, Хейнсворт не только стал первым обладателем трофея, но и оставался им на протяжении трех лет подряд. Заодно, добившись столь впечатляющих статистических показателей, Джордж стал косвенным виновником изменений в правилах игры. Руководители Лиги, обеспокоенные слишком низкой результативностью матчей, стали делать все, чтобы повысить количество забитых голов.

Впрочем, серьезные реформы, направленные на повышение зрелищности игры, начались в Лиге где-то за два года до описываемых событий: появилась средняя зона, приблизительно в том варианте, в котором мы видим её сейчас, а нападающим разрешили делать пасы не только в нейтральной зоне, но и в непосредственной близости от ворот соперника. После сезона 1928-29 форварды, наконец-то, получили право делать передачи партнерам в чужой зоне (до этого такие пасы были запрещены). Все это позволило сделать хоккей гораздо более результативным, и достижение Хейнсворта, равное 22-м "сухим" матчам, вряд ли когда уже будет повторено.

В 1933 году Джордж был обменян в "Торонто" на своего коллегу Ломе Шабо. Таким образом, они стали первыми вратарями в истории, которые в течение своей карьеры выступали в составе двух непримиримых противников: "Канадиенс" и "Мэйпл Лифз". Хейнсворт быстро стал в "Торонто" одним из лидеров, при нем клуб дважды побеждал в Канадском дивизионе и играл в финале Кубка Стэнли. Кроме того, именно Хейнсворт защищал ворота "Кленовых листьев" в знаменитой игре-бенефисе в честь Эйса Бэйли, которая состоялась 14 февраля 1934 года. Но постепенно годы брали свое, и руководство "Торонто" решило сделать ставку на восходящую звезду Турка Брода. На правах свободного агента Хейнсворт во второй раз за свою карьеру подписал контракт с "Монреалем", провел 4 матча, после чего окончательно завершил карьеру игрока.

Чарли Гардинер, капитан клуба "Чикаго Блэк Хокс" (1933-34)

Чарли, или как его еще называли Чак Гардинер защищал ворота "Чикаго" в период с 1927 по 1934 год. Приведя "Блэк Хокс" к их первому в истории Кубку Стэнли он всего лишь за семь сезонов сделал 42 "шатаута", пропуская в среднем за матч чуть больше двух голов. Несомненно, Гардинер мог бы оставить и более яркий след в истории хоккея, если бы не его преждевременная смерть в июне 1934 года.

Чарли родился в Шотландском городе Эдинбурге и вряд ли когда-нибудь стал хоккеистом, если бы его семья не решила эмигрировать в Канаду. Именно так семилетний Чак оказался в одном из самых хоккейных уголков земли – Виннипеге, где в возрасте 20 лет начал свою вратарскую карьеру в профессиональном хоккее. Проведя несколько лет на хорошем уровне в низших лигах, он обратил на себя внимание скаутов просуществовавшего на тот момент всего лишь год клуба "Чикаго". Как и любой другой новичок Лиги, "Ястребы" переживали непростые времена становления. И хотя первый сезон сложился в целом удачно (команда вышла в плей-офф), то два последующих кроме как провальными назвать и нельзя: всего лишь 14 побед в 88 матчах - вот в какой команде пришлось начинать свой путь в НХЛ Гардинеру. Но при этом 13 побед из 14 были одержаны именно тогда, когда ворота защищал Чак. Он легко выдержал конкуренцию со стороны Хью Лемана, быстро завоевав доверие тренеров и партнеров по команде. Большое влияние на Гардинера в ту пору оказал его товарищ по команде нападающий Дюк Китс, который без намека на корпоративную солидарность поведал обо всех уловках нападающих и научил Чарли предугадывать их действия. Результат уроков не заставил себя ждать - Гардинер стал одним из лучших вратарей Лиги по отражению бросков после выходов с ним один на один.

В первые два сезона Чака в "Чикаго" команда играла просто отвратительно, но при этом сам Гардинер являлся ее лучшим игроком, оставляя своим партнерам хоть какие-то шансы на успех. Чарли обладал удивительно подвижным телом: его руки и ноги двигались невероятно быстро, но все-таки главным его преимуществом была способность предугадывать развитие событий на площадке. Противникам редко удавалось его перехитрить, это он скорее разрушал из замыслы, выезжая далеко из ворот и перехватывая шайбу. К тому же Гардинер никогда не боялся самоотверженно нырять в гущу игроков, пытаясь завладеть шайбой. Удивительно, но он практически никогда не получал травм: с 1928 по 1934 год Чак не пропустил ни одной игры!

После бесконечных мучений в двух первых сезонах команда постепенно стала обретать уверенность и заиграла под стать своему голкиперу. Не замедлила улучшиться и статистка самого Чака: в сезоне 1930-31 он провел 12 матчей "на ноль" и был выбран в первую символическую сборную по итогам сезона. В следующем году подвиги в воротах "Чикаго" принесли Гардинеру первый в его карьере трофей Джорджа Везины. А поскольку помимо несомненных игровых достоинств Чарли обладал способностью грамотно руководить действиями партнеров на льду, именно он был выбран капитаном команды в сезоне 1933-34. Этот сезон стал триумфальным и самым трагическим в недолгой тогда еще истории "Блэк Хокс".

В регулярном чемпионата Гардинер 10 раз оставлял свои ворота в неприкосновенности, проложив тем самым себе дорогу ко второму призу лучшему голкиперу НХЛ. А в плей-офф его уверенная игра заложила основу первой победы "Чикаго" в розыгрыше Кубка Стэнли. Роль Чака в принципиальном противостоянии с "Детройтом" невозможно было переоценить. Однако вскоре триумф обернулся трагедией: спустя несколько недель после победы в розыгрыше Кубка Чарли Гардинер скоропостижно скончался от кровоизлияния в мозг. И это, безусловно, была одна из самых печальных страниц в летописи Национальной хоккейной лиги того времени.

Билл Дурнан, капитан клуба "Монреаль Канадиенс" (1947-4

Билл Дурнан появился в НХЛ уже в достаточно зрелом возрасте и не задержался надолго, но всего за семь сезонов в составе "Монреаля" он завоевал столько призов и наград, что не снилось многим нынешним "легендам". Достаточно сказать, что в течение этих лет он шесть раз признавался лучшим вратарем НХЛ! Помимо всего прочего, Дурнан был уникальным голкипером, который не пользовался "блином" во время игры – на обеих его руках были надеты ловушки, причем, одинаково хорошо владея обеими руками, он периодически перекладывая клюшку из правой руки в левую.

"Это огромное преимущество и я должен сказать спасибо за этот дар моему первому тренеру в церковной лиге в Торонто Стиву Фолкнеру, - вспоминал сам Дурнан. – Стив показал мне, как быстро перебрасывать клюшку из одной руки в другую. Поначалу это было очень непросто, потому что я был маленьким, и клюшка казалась очень тяжелой. Но Стив заставлял меня многократно повторять это упражнение, и в конце концов я начал менять руку во время игры автоматически".

В 1936 году Дурнан начал свою карьеру в северной лиге Онтарио, выступая за команду "Киркленд Лэйк Блю Девилз". После четырех лет выступления там и завоевания главного трофея Лиги Кубка Аллана Билл по совету друзей перебрался в Квебек и стал вратарем команды "Монреаль Ройялс". Вскоре его игра привлекла внимание руководителей главной команды города, которые решили заполучить надежного вратаря в свои ряды. В то время Дурнан зарабатывал приблизительно 15 долларов в неделю, играя в хоккей, софтбол, а и иногда еще и подрабатывая в качестве разнорабочего. Переход в профессиональную Лигу сулил солидную прибавку в доходах, но Дурнан согласился на него не сразу.

Генеральный менеджер "Монреаля" Томми Горман, известный своей принципиальностью и даже скупостью при заключении сделок, решил, что первым номером команды будет хорошо проявивший себя в тренировочном лагере Дурнан. Каково же было его удивление, когда новичок заявил, что текущее положение дел его вполне устраивает, и он не хочет становиться профессиональным хоккеистом, т.к. не желает испытывать постоянный игровой стресс, пускай даже за хорошие деньги. Горман решил не поддаваться на уловки Дурнана и намеренно оттягивал подписанием контракта до самого начала чемпионата. До стартового свистка оставалось немногим более 10 минут, когда после разговора с капитаном команды Горман с большой неохотой положил перед Дурнаном окончательный вариант контракта, который устроил голкипера. Быстро поставив свою подпись, Билл побежал переодеваться на игру. И не успели еще даже высохнуть чернила на бумаге, как состоялся его дебют в НХЛ - матч с "Бостоном" матч закончился вничью 2:2. В тот момент новобранцу "Монреаля" оставалось всего несколько месяцев до его 29-го дня рождения.

В первом для Дурнан сезоне в составе "Монреаля" "Канадцы" благодаря игре голкипера-новичка и знаменитой тройке нападения "Панч Лайн" в составе Элмера Лаха, "Ракеты" Мориса Ришара и То Блейка впервые после 13-летнего перерыва выиграли Кубок Стэнли. Дурнан провел отличный сезон и справедливо был признан лучшим вратарем Лиги, став первым новичком в истории НХЛ, которому достался этот почетный трофей.

Если вы хотите узнать, что такое идеальные четыре первых года в НХЛ, то внимательно изучите историю Билла Дурнана: за первое четырехлетие своего пришествия в Лигу он четырежды получал приз лучшему вратарю, четырежды включался в первую символическую сборную лучших игроков Лиги, четырежды в составе "Монреаля" становился победителем регулярного чемпионата, а в 1946 году завоевал свой второй Кубок Стэнли. Единственный провал в его карьере пришелся на сезон 1947-48: "Монреаль" не попал в плей-офф, а уже полюбившийся Дурнану приз лучшему голкиперу достался голкиперу "Торонто" Турку Броде. Однако радоваться ему пришлось недолго. Уже в следующем сезоне все вновь увидели прежнего Дурнана, который не только вывел "Канадиенс" в плей-офф, но и установил, как тогда казалось, вечный рекорд по количеству "сухих" минут подряд – 309 минут 21 секунда (лишь спустя 55 лет голкипер "Финикса" Брайан Буше сумел превзойти это достижение). Ну и в очередной раз лучшим вратарем Лиги стал представитель "Монреаля".

Стресс, с которым постоянно сталкивался Дурнан во время своих выступлений в НХЛ постепенно начал его утомлять, и в 1950 году он неожиданно для многих завершил карьеру в возрасте 35 лет, хотя все еще считался лучшим вратарем своего времени.

Вот такими уникальными личностями славился хоккей в былые времена. Несомненно, что если бы не строгие правила, и в наше время могли бы существовать вратари-капитаны. Например, Патрик Руа вполне мог бы рассчитывать на эту должность если не в "Колорадо", то хотя бы в "Монреале". А разве не достоин Мартин Бродо быть капитаном "Нью-Джерси Девилз"? Как знать, может быть НХЛ пойдет на очередные изменения в правилах, и мы еще увидим на своем веку вратарей-капитанов.

Автор: Алексей Майоров (cпециально для www.hextall.ru, 2006 ©)

  Нет комментариев.

Обсудить на форуме. (0 сообщений)
« Пред.
Обои для рабочего стола - "Вратари NHL"